Берлинский синдром – что это в психологии?

фотография Берлинский синдром - что это в психологии

Понятие и терминология по версиям разных психологов

Многим знаком термин «стокгольмский синдром», означающий то, что заложник начинает принимать и понимать захватчика. Такой термин был введен криминалистом Нильсом Бейеротом, проанализировавшим ситуацию захвата заложников, возникшую в одноименном городе в 1973 году.

А что такое «берлинский синдром»? Связано ли это психологическое явление с Берлином, в чём его суть?

Есть ли вообще такое понятие как берлинский синдром в психологии?

В национальной психологической энциклопедии встречается термин – синдром Берлина (Berlin). Это конкретное заболевание, обусловленной физиологическими причинами. Больной страдает олигофренией, имеет характерную внешность: небольшой рост, чрезмерно худые ноги, избыточно подвижные суставы, недоразвитость половых органов, сухость кожи.

Заболевание слабо изучено, вероятно, представляет собой сочетание нескольких других патологий и вызвано дисфункцией гипофиза. Исследовано всего 4 заболевших, всё из одной семьи. Но этот синдром не имеет отношения к тому, о котором спрашивают интересующиеся «берлинским синдромом».

Что же это такое?

О фильме и названии

Название «стокгольмский синдром» оказалось очень удачным, легко запоминающимся. Что мешает называть другие интересные, но слабо изученные официальной наукой понятия по аналогии? Московский синдром, Ватиканский синдром, Берлинский синдром…ни одного из этих понятий в официальной психологической науке не существует.

Но названия броские и тут же вызывают ассоциации со стокгольмским синдромом. Неудивительно, что новый триллер, вышедший в 2017 году и получивший название «Берлинский синдром» привлекает массу внимания.

Сразу кажется, что речь пойдет о чем-то интригующем, мало изученном и неожиданном. Тысячи людей принялись искать, что такое берлинский синдром в психологии, вбивая этот вопрос в поисковики. Но такого понятия не существует! По крайней мере официальная наука пока данное явление не рассматривает.

В то же время будет глупым отрицать, что подобное понятие может быть наукой ещё принято. Ведь и термин «стокгольмский синдром» вошел стал устойчивым выражением, описывающим совершенно конкретное психологическое явление, не сразу. Рассмотрим, что же может иметься в виду под берлинским синдромом, согласно фильму.

Берлинский синдром от Мелани Жюстен

Фильм снят по одноимённой книге, авторства Мелани Жюстен. Книга не переводилась на русский язык, но судя по интересу, который вызвал фильм, это очень вероятно. В фильме речь идёт о путешественнице – Клэр, которая посещает Берлин без определённых целей, просто посмотреть город.

Она завязывает знакомство с привлекательным молодым человеком – Энди, по профессии школьным учителем. Знакомство обещает быть приятным, они прекрасно проводят время вдвоем, сначала прогуливаясь по городу, а затем переходя к более тесной близости. Проснувшись после чудесной ночи, Клэр обнаруживает, что Энди случайно запер её в квартире, когда уходил на работу.

Сначала это не вызывает подозрений, но постепенно она понимает, что это далеко не случайность…Они припоминает некоторые слова любовника, и обнаруживает, что в них есть новый смысл, который ранее от неё ускользнул…

Например, он говорил, что можно не сдерживать себя под порывом страсти, если никто не видит.

Одним словом, Энди не отпускает молодую женщину. Он не груб с ней, даже внимателен, единственное, что он делает – это лишает её свободы, плюс не ограничивает себя в своих желаниях. А что же чувствует Клэр? Её чувства противоречивы. Она испытывает ненависть, которую должна чувствовать жертва по отношению к мучителю, но явно есть и другие эмоции.

Их сложно понять. Именно они и названы «берлинским синдромом». По сути, автор книги и авторы фильма заняты исследованием – что такое берлинский синдром? Что происходит с Клэр, почему её отношение из вполне понятного желания вырваться и ненависти к человеку, который этого не даёт, превращается в нечто странное, непонятное и противоречивое.

Возможно, дело в искусственной близости, созданной захватчиком, и человеку в таких условиях естественно начинать чувствовать что-то положительное, иначе он сойдет с ума. Возможно, только определённый склад личности способен испытать положительное и противоречивое влечение к агрессору. Как показывает статистика ФБР (1200 случаев захвата в забаррикадированном здании), стокгольмский синдром был отмечен только у 8% заложников.

Может быть, Клэр действительно оказалась той самой, у которой возможен Берлинский синдром, а может, это возможно у многих? Сколько женщин оказываются жертвами домашнего насилия, просто потому что вовремя не способны остановиться и разорвать свою привязанность к человеку, который явно опасен?

Все эти вопросы ставятся в фильме, но ответ на них довольно смутный. Любой зритель может выдвинуть свою версию, что же такое «берлинский синдром», он то же самое, что стокгольмский, или нет – и единства мнений не будет.

Что касается мнения специалистов, то можно предположить, что и здесь, как в случае со стокгольмским синдром, оно будет довольно прозаичным. Исследователи от науки рассматривают «стокгольмский синдром» как вариант нормальной реакции человеческой психики на определённую стрессовую ситуацию.

«Берлинский синдром» можно считать такой же индивидуальной реакцией на конкретную ситуацию: ты оказываешься жертвой и вынужден поддерживать тесные отношения маньяком и захватчиком.